Баро Широ (baro_shiro) wrote in daydoroguduraku,
Баро Широ
baro_shiro
daydoroguduraku

Categories:

Почему нельзя доверять московским фрондерам

«Швондер и есть самый главный дурак!..» — утверждал небезызвестный булгаковский персонаж. Сегодня роль политикана-демагога Швондера у нас играет т. н. «оппозиция» — несогласные, демократы-либералы и прочие московские бузотеры, которые своей фейковой лже-оппозиционностью прикрывают Систему — традиционную российскую имперскую, рабско-милитаристскую, которая еще и вошла в фазу фашистского беснования. Нетрудно заметить, что все (псевдо)свободные СМИ: «Эхо Москвы», «Грани», «Новая газета», «The New Times», «Свобода», «Дождь», «Ежедневный журнал» и прочие менее известные, категорически ускользают от разговора о Системе, ее изменении, цензурируют всё, ей угрожающее, закошмарены революцией, пугалкой распада России пуще самой власти. Весь этот хор, пораженный патологической безыдейностью, внушает слушателям и читателям, что дело не в Системе, а в плохих начальниках и неправильных процедурах. Мол, выбрали бы мы вместо плохих начальников — хороших и вот оно счастье народное! Этот примитив выдается за «оппозиционность».

Если абстрагировать, то расхождения оппозиции с властью остаются со времен Синявского «чисто стилистическими»— как правильно возлюбить эту империю, с какой риторикой, с какими законами и процедурками, ни в коем случае не трогая ее сущность, саму Систему. Ну, разве еще те, кто у власти, несколько побогаче так же вполне благополучных «чегевар», «революционеров в манто».

Истинная оппозиционность состоит не в том, чтобы мечтать об эволюционном преображении тюрьмы путем замены плохих вертухаев на хороших вертухаев при  помощи правильных демократических процедур, а в выходе из тюремной системы вообще. Целью закабаленного должна быть свобода, а не хороший начальник! Плутовство московской «оппозиции» заключается в том, что она пытается энергию борьбы за свободу в условиях агонии колониальной средневековой империи перевести в вид парламентской оппозиционности, как в свободных странах (типа как лейбористы и консерваторы в Великобритании или демократы и республиканцы в США). Лавирование между двумя принципиально разными типами оппозиционности, канализация стремления к свободе в удобную для Системы форму дает плутам-паразитам на народной беде хорошие дивиденты.

Полуправда хуже лжи, поскольку она рядится под правду, забивает ее, уводит людей в сторону, обращает пар в свисток — протест против лжи власти в бессмысленную суету, пальбу по ложным мишеням. Естественно, что Система поддерживает миф о наличии в Москве оппозиции — поднимает целые полицейские армии на демонстрации бузотеров, демонстрирующие только то, что фрондеры остаются безыдейными, ни в коем случае не посягают на Систему, для нее не опаснее божьей коровки, и власти могут быть спокойны. Все акции московской (лже)оппозиции — это такой «одобрям-с», доведенный до степени оргастического садо-мазохизма.

И в самом деле, откуда в метрополии империи может быть оппозиция? Разве можно себе представить оппозицию в Орде, в Сарае (Москва — это и есть третий Сарай после Сарая Бату и Сарая Берке, оттуда пришла столичная функция и метрополия империи). Метрополия живёт на средства от грабежа колоний и что, найдутся в ней такие самоубийцы, что восстанут против имперской халявы? Пчелы пойдут против меда? Вспомним, какой хай поднялся на С.Иванова, который сдуру выдал главную московскую тайну — что Москва, мол, ничего не производит, живёт на халяву. Первыми обличителями «неправды» оказались, как ни странно, именно (лже)оппозиционеры и (псевдо)свободные СМИ, выдав тем самым с потрохами свою истинную идеологию прихалявленных московских типчиков, вполне довольных своим положением в системе координат имперской метрополии и занимающихся имитацией «оппозиционности», как пейнтболом. Цена их свободы открывается, когда дело касается халявы: например, такая известная своим «свободомыслием» журналистка, как Ю.Латынина однажды взбесилась по поводу восстания людей на Хопре, назвав местных жителей люмпенами и нищими туземцами — мол, халява от разработки месторождений должна принадлежать только Москве, метрополии, а не рабам из колонии. Вот вам и вся свободная журналистика...

Халява — главный бонус империи, ее «скрепа», национальная идея. Орда, впоследствии переименованная в Россию, но систему свою не изменившая, создавалась только и только для извлечения дани-халявы. Вначале именно так и называлась — Алтын-Орда, т. е. «бабло-империя» (алтын — это «деньга»). Несмотря ни на какие перемещения столицы, смену вывесок и риторики, революции и реформы, халявономика остается основой России. Фейковая имперская «оппозиция» и имитационная «свободная пресса» призваны охранять от посягновений священную халяву, выбрасывая ложные цели, как самолет выбрасывает тепловые ловушки, чтобы отвести ракету в сторону.


В плане охраны росоппозицией халявы и Системы ее дающей, самым популярным пропагандистским мифом является, наверное, миф о демократии, как некого идеального государственного устройства, решающего все наши проблемы. На самом деле вера в демократию — это, по сути, вера в магию, т. е. религиозное явление. Демократия — это некий набор институций и процедур, т. е. формы, но не содержание общественной жизни. Вера в изменение содержания путем воздействия на форму — это магия и есть. То же самое, как мы пытались бы переменой коробок и этикеток на обуви изменить саму обувь (упаковка — форма, товар — содержание). Магия не может иметь научного обоснования, потому теории демократии нет и никогда не будет. Эмпирические отсылки к западным странам, достигшим благополучия, якобы, благодаря демократии — это логическая манипуляция, перемена местами причины и следствия. Никто специально никакую демократию не строил, это демократические формы появились благодаря некому культурному развитию общества. Историки утверждают, что самыми неукоснительными радетелями демократии в истории были… пираты! Сама по себе демократия не противоречит, скажем, рабству (Греция, Рим), или фашизму (приход к власти и народная поддержка Гитлера), развивающемуся сейчас в России, который успешно использует демагогичность демократии, имитируя ее институты и процедуры. Фашизм — это беснование формы (подмена сущностных культурных отношений механическим пучкованием), и демократия тоже есть манипулирование формами. Скажем, подмена качества (идеи) количеством (голосующих), несмотря на очевидность, что большинство чаще всего оказывается неправым и деструктивным. «Нет ничего отвратительнее большинства» (Гете)

Сущность общественной жизни — это не институты, не процедуры, не хорошие-плохие начальники, а система отношений — невидимое для материалистов явление, поскольку относится не к материальному, а идейному миру, который для материалистов по определению либо вторичен, либо не существует вовсе.

Не случайно в рядах демократической росоппозиции превалируют представители еврейской культуры (не путать с национальностью), в которой материализм — генеральная тенденция (наряду с релятивизмом). В том, что у каждой культуры (как и у каждой личности) есть своя тенденциозность — это ни плохо, ни хорошо, как нет ничего плохого, например, в том, что какой-то человек талантлив в музыке, будучи профаном в механике. Беда начинается там, где он лезет не в свои сани, в механику, и еще хуже, когда рассуждает о ней через СМИ и кто-то его мысли воспринимает всерьез. Камлания с демократическими идолами неизбежно приведет к антисемитизму — гнев народа на Систему перейдет на евреев, как пусть и неосознанных, невольных, но очень активных и эффективных ее защитников. Ничего с этим не поделать — культуральный капкан. И вторая доминирующая тенденция еврейской культуры — релятивизм доливает масла в огонь, закрывая от рефлексии выстраивание всех и вся в России в глобальную пирамиду-вертикаль, основу фашизма («Ein Volk, Ein Reich, Ein Fuhrer!»). Иерархичность — это из противоположного релятивизму детерминизма (одно исключает другое). Потому-то так беззуба, поверхностна критика евреями процесса фашизации России. Дальше отдельных аллюзий они не идут. Системе, фашизму только того и надо...

Система лихо «делает» демократов, демонстрируя им демократические институты и процедуры, лишенные той сущности (отношений), что есть в исконно демократических странах. Так же она «делает» и правозащитников с их поклонением своему идолу — закону, как общественному регулятору. На самом деле в нормальном обществе отношения регулирует культура, система ценностей, а закон включается в казусных, спорных, форс-мажорных, из ряда вон выходящих случаях, в повседневной жизни закон не нужен. И тут у т. н.  «прогрессивной общественностью» телега меняется местами с лошадью. Российская Система этим пользуется, выхолащивая из законов «дух», т. е. саму идею, сущность, а оставляя лишь «букву» — форму, которая в отсутствии «духа» может быть натянута на что угодно, на любой произвол безо всяких ограничений. Вы хотели торжества закона? Получите! Только потом не обижайтесь.

В России вообще глупо проповедовать власть закона, поскольку народ только потому и выжил, что всегда бежал от имперского закона — всегда деструктивного, всем чужого и несправедливого, обрекающего на вымирание. Никакого общего конструктивного и справедливого закона быть не может для полутораста колонизированных Россией культур с совершенно различными системами ценностей. В тюрьме властвует не закон, а устав, распорядок и кто за него ратует — называются «ссученными». Так все и побежали их поддерживать...

Поведение (лже)оппозиционеров и демократов-либералов — это поведение зашоренных сектантов с тоннельным мышлением, не слышащих и не воспринимающих ничего, что выходит за пределы их искусственного мира магической идеи. Ненаучная идея отличается от научной тем, что она не предсказывает (наука вообще занимается предсказаниями естественных и искусственных экспериментов, иначе она не имеет смысла). Поэтому для демократов события выскакивают как черт из табакерки. Например, известный оппозиционер-демократ И.Хакамада говорит: «Эпоха хаоса наступила и мы не можем предвидеть ни одного события». На самом деле все события идут в совершенно предсказуемом русле. В России легко быть пророком. Что может быть проще, чем предсказывать повторяющиеся процессы? Это как предсказывать очередной заход солнца.

Россия ходит по кругу, вот и сейчас строит очередную форму фашизма. Фашизм отнюдь не остановится на аншлюсе, а идёт своим обычным путем.  У нас сейчас, как и в Германии и СССР 30-х годов прошлого века, все ветви власти, политики, бизнеса, хозяйства, все органы СМИ, церкви, искусства, науки, спорта слились в единую систему-иерархию-пирамиду. Идёт бешеная пропаганда, не терпящая никаких других мнений, кроме мнения «пирамиды» (либо безопасного для нее мнения лже-оппозиции). Дальнейшая логика «пирамиды» — провокация кризиса (пирамида неадекватна мирной экономике, она есть милитаристская форма управления, точнее, командования), чтобы народ, запуганный голодом, кинулся в ножки к спасителю нации и дал ему карт-бланш на мобилизационную экономику и плановые репрессии, которые дадут средства для модернизации и дешевую рабсилу. Потом «успехи первых пятилеток» (автобаны, электростанции или еще что-нибудь глобальное) — пирамида-то адекватна мобилизационной экономике, для того ее и устроила. Пропади она пропадом, эта рыночная экономика, не родная для нашего гарнизона! Потом провокация большой войны — пирамиде на успехах не продержаться, нужна новая мобилизация. Потом потеря нескольких десятков миллионов, поражение, «Нюрнберг-2»… Что такого сложного в этом предсказании? Может быть, оно всё-таки неприятно, потому и вытесняется? Может быть, ощущать себя в мире хаоса лучше, чем в преддверии неминуемых неприятных событий?

Вытесняются из рефлексии экономические тенденции Системы, стремящейся к спасительному кризису. Фрондирующие экономисты напрочь не рассматривают эту тенденцию, запугивая общество грядущим кризисом. Любопытно, что образовалась целая плеяда экономистов-отставников Кремля, перешедших в стан критиков, а точнее, критиканов власти. Это и в прошлом Е.Гайдар, и в настоящем А.Кудрин, и А.Илларионов, и некоторые другие менее известные экономисты. У них у всех налицо явная системная импотенция, фрагментарное, лоскутное, расщепленное, т. н. «шизоидное» мышление, исключающее способность видеть за деревьями лес — Систему. Потому она их в своё время и использовала вслепую, после чего они становятся пожизненными фрондерами, но фрондерами не по существу, пополняющими ряды провокаторов-гапонов, борющихся с несуществующим кремлевским демиургом.

Ну что может быть нелепее словосочетания «оппозиционерка К.Собчак»? Это даже не оксюморон, а какая-то катахреза. Куда делась бравая революционность Э.Лимонова, скатившегося до борьбы с «геноцидом русского наседения»? Стоило столько лет чегеварить, чтобы разом всё перечеркнуть! Сказалось, что сидел, исправительная система сработала? Тот же стокгольмский синдром демонстрирует и усаженный бузотер С.Удальцов, выражающий из-за решетки свое негодование в отношении «бандеровцев-карателей». Что ж, эта традиция не новая. Даже сам Ф.Достоевский был, как теперь говорят, «ссучен» казнью и каторгой — всю оставшуюся жизнь не выходил за рамки имперской антикультуры с ее безыдейностью и идолами.

Ниши в имперской пропаганде сегодня плотно забиваются безыдейными псевдооппозиционерами и критиканством полусвободных СМИ. Антисистемной, антиимперской, антифашистской идее проникнуть некуда, всё плотно блокировано цензурой и самоцензурой. Выпираются только бессмысленные фриковатые забияки. Полюбовный междусобойчик любящих Систему в открытую и любящих ее латентно («оппозицинеров») маргинализует действительно оппозиционную идею, всячески препятствует ее развитию. Мы видим лишь спорадические прорывы реального протеста в деструктивном неразвитом виде у каких-нибудь «кавказ-центров» или «приморских партизан». Ну, еще проскальзывают какие-то фрагменты здравой антиимперской идеи на Украине, за что, собственно, Кремль на нее и ополчился. Московская фронда пытается представить этот революционный прогрессивный системный конфликт как некое самодурство правителя, злого кремлевского гения (на самом деле там очевидна серость, а не гениальность), претендующего на глобальное господство. Всеми фибрами Москва, в единстве власти и бузотеров-смутьянов, пытается увести из фокуса внимания, обсуждения, защитить свою Систему.

Последний имитационно-оппозиционный фейк-проект — «Открытая Россия» М.Б.Ходорковского. Само название — это оксюморон, типа «Открытая Орда». Не может система, основанная на подменах, двуличии, потемкинских деревнях быть открытой, как не может быть открытым жульничество — это просто нонсенс. Имитацией идеи в этом проекте служит некий «европейский путь» — мол, последние 400 лет Россия шла, якобы, по этому пути. За «европейский путь» выдается мимикрия ордынской системы, ее имитация европейских институтов и европейской риторики. Охранительная «легенда», прикрытие, защита от коренного изменения Системы, ее плутовство, хождение по одному и тому же кругу выдается за прогресс.

Также в качестве первоидола «Открытой России» навязывается закон, главенство права. Это в России-то! Где, скажем, русские только потому и выжили, что бежали от имперского закона куда подальше. Всем чужой, несправедливый, деструктивный (другим единый имперский закон для более чем 150 народов и культур, что под сапогом России, быть не может) закон обрекал людей на вымирание. Выработалась масса защит, например, «дураки и дороги» — это были два буфера, оберегающие от разрушительного влияния московских законов. Ну, станет России из «черной» зоны (живущей по понятиям) — «красной» зоной (живущей по закону), и что? «Зэки» от этого станут счастливее? Видать, произошло с автором проекта такое же «ссучивание», стокгольмский синдром, как у Лимонова, Достоевского, либо такой и был всегда. И действительно, что ожидать от бывшего комсорга, рекрутированного на новую «поляну» халявы, и который, вместо того, чтобы нежится под чекистской «крышей», эту «поляну» предоставлявшей, возомнил себя владычицей морскою, вздумал ерепениться. «Лохи-кидалы-крыша» — непреложная схема российского бизнеса в условиях халявономики. «Крыша» с ним поступила весьма мягко — передав «поляну» послушным кидалам-коммерсантам, а самого посадили. Видать, что-то успел припрятать, почему «крыша» и не стала с ним расправляться, как обычно с взбунтовавшимися кидалами-разводилами. И теперь он своим вкрадчивым голосом пытается впарить что-то такое пустое и безыдейное, но с претензией во «владычицы морские». Комсорг — он в олигархах комсорг. Бывших комсоргов, как и бывших чекистов, не бывает. Не случайно их объединяет один «крюк», на котором повисла Россия…

Перефразируя тот же булгаковский персонаж, можно сказать, что проблема не в Кремле, а в собственных головах московских фрондеров, оппозиционеров, правдолюбцев — прежде чем с чем-то бороться, постучите-ка себя вначале по затылку! Народ, в общем-то, правильно делает, что не внимает никаким обвинениям в политической индифферентности и не присоединяется ни к какой из сторон нанайской борьбы, не бежит «задрав штаны» ни за какими провокаторами, не слушает никаких подзуживателей. Появился, видать, иммунитет, и это хорошо! Знать, недолго ждать, когда сработает оружие непротивления и зло само себя уничтожит…



Еще по теме: Антон Орех - Мы стали ходить на марши не ради каких-то идей... (безыдейное пучкование оппозиции против безыдейного пучкования власти — т. н. «Марш Мира» 21.09.2014 г.)

Tags: демократы, либералы, москвичи, несогласные, оппозиция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments